Как научить детей делиться

Как научить детей делиться
- {{rating.rating | number}} +

Отсутствие желания у ребенка отдавать милые сердцу вещи соседям по песочнице не редкость. Скорее последнее время оно стало рассматриваться родителями как проблема из-за страха перед тем, что ребенок будет плохим и не станет ладить со сверстниками. Существует мнение, что малыш, легко отдающий свою собственность, имеет все шансы стать всеобщим любимцем и лучшим другом, а значит, надо постоянно ребенка продавливать навстречу обществу для его же блага. Но дело в том, что большинство социальных функций у человека заложено изначально, и им просто нужно время и условия для развития.

Способность делиться своими вещами или едой только на первый взгляд кажется простой. Для того чтобы это произошло, ребенок должен обладать некоторыми способностями и качествами. Т. е. его нервная система должна уметь выполнять функции и принимать решения, благодаря которым этот процесс реализуется.

Как известно, дети рождаются с незрелым мозгом. После появления на свет центральная нервная система малыша должна совершить еще немало превращений. Самые базовые, необходимые для выживания, навыки у ребенка существуют, более же сложные формы поведения формируются позже.

Родившись, ребенок не ощущает своего «я», как отдельного от окружающей среды существа. Во многом его существование построено на удовлетворении базовых потребностей. «Я – это и есть весь мир», и соответственно при таком подходе вопрос о делении чего-то с кем-то совершенно бессмысленен. Есть «я», и «я» должно чувствовать себя хорошо. У меня есть потребность, я ее удовлетворяю и получаю за это вознаграждение. Соответственно ребенок в этот период довольно самодостаточное существо, и ему самому от себя хорошо.

Но мы существа стайные, и на таком миропонимании далеко не уедешь. В течение перового года ребенок медленно начинает выделять себя из внешней среды и осознавать, что он и мать не одно и то же существо. А следовательно, что-то нужно предпринимать для того, чтобы это существо делало правильные для него вещи. Ну а что же говорить о том, что, кроме матери, есть еще масса существ, с которыми надо взаимодействовать. Он учится манипулировать своим телом и объектами окружающей среды, заставлять их служить своим целям. Этот процесс происходит за счет созревания лобной коры, которая постепенно формирует разные нейронные связи, обеспечивающие познавательные способности ребенка.

Теперь лобная кора может регулировать импульсы. Ребенок может откладывать те или иные занятия ради чего-то другого. Например, дети могут играть едой, изучать ее консистенцию и даже оставлять ее ради того, чтобы понаблюдать, как ее потребляют взрослые. Или подождать пока мать накрывает на стол и повязывает нагрудник. Игрушки можно брать и оставлять в стороне, можно играть одной, а можно сразу двумя игрушками. И все эти возможности подвластно многократно комбинировать. Лобная часть коры дает возможность ребенку «поразмыслить» перед немедленным потреблением и возможность прикинуть варианты и составить план.

Кроме лобной коры, идет активное созревание и в других отделах головного мозга. Так постепенно созревает участок мозга, именуемый инсулой. Ее функция оценивать и опознавать равное или неравное распределение ресурсов, эти могут опознавать честность или нечестность раздела уже после 1 года. Кроме всего прочего, честный раздел имущества у людей вызывает активацию структур в мозге, отвечающих за удовольствие. Так что вероятно люди генетически устроены «делиться» так, чтобы все было по-честному и пополам.

К 15 месяцам дети уже могут спонтанно делиться игрушками. Происходит это вне игры, ибо основная масса детей в этом возрасте не способна к совместным играм, а в процессе случайного взаимодействия между собой. Дележка не особенно связана с ситуацией, но тем не менее присутствует. Есть некоторые соображения, что такое поведение – проба пера. Т. е. что происходит, если я даю что-то свое, как реагируют окружающие. Можно ли модифицировать их поведение? Например, если я даю игрушку товарищу, что делает мама? А как реагирует приятель? Другими словами дележка является определенным инструментом в управлении окружающими.

И только после 2,5 лет, когда инсула созревает достаточно, чтобы обеспечивать работу системы зеркальных нейронов (система, помогающая людям почувствовать себя на месте другого человека, « в его шкуре»), дети начинают делиться по причине сопереживания, желания эмоциональной близости. Малыш видит, что друг хочет поиграть в машинки и строит план, как организовать игру, что дать товарищу, а что оставить себе.

Естественно, не все дети по достижению конкретного возраста вдруг становятся эмпатичными. В среднем это случается в период от 2,5 до 5 лет. А вот уже после 5 лет дети делятся чаще из соображений эмпатии.

Выглядит все это гладко и просто. Однако, для того чтобы ребенок просто взял и отдал игрушку товарищу требуется несколько важных событий в головном мозге. Лобная кора должна притормозить желание немедленного удовлетворения потребности, затем инсула должна сравнить, прикинуть и помочь реализовать процесс, связанный с зеркальными нейронами. До этого процесс разделения игрушек и других детских ценностей имеет либо случайный, либо манипулятивный характер. Другими словами, малыш делится потому, что вдруг так вышло или просто, чтобы порадовать маму. Он не знает истинного смысла «дележки».
 Но и это еще не все. Кроме чисто физиологических процессов, в головном мозгу громадное значение имеет становление личности. Ее развитие связано тоже с созреванием мозга и приобретаемым опытом, но эти процессы очень тонкие, и их нам сподручнее рассматривать на основании изменения поведения ребенка.
После года, когда ребенок начинает понимать, что он и его мать не одно и то же, он все еще не так четко отделяет себя от окружающей среды. В частности разные привычные предметы, а так же привлекательные предметы могут быть еще включены в его личность. Всякие любимые мягкие игрушки, «одеялки» и новая машинка может быть частью личности малыша. Что значит отдать эту вещь чужаку? Ну, вот вы бы отдали поносить свое обручальное кольцо (или что-то равное по значению) человеку, стоящему рядом с вами в очереди? Ведь обручальное кольцо – это не просто кусочек железа или же просто немудрёное украшение. Это вещь, которая говорит о вашей части личности. И пока ребенок отделит себя от своих вещей, должно пройти время.

Другой аспект, который очень увлекает детей в вещах – магия обладания. Когда вещь твоя, ты можешь делать с ней что угодно и никого об этом не спрашиваешь. Например, может разобрать машинку или постричь куклу наголо. А если в процесс обладания вмешивается кто-то другой, то все меняется кардинально. Ты уже не маг и не властелин, ты уже сам являешься объектом манипуляций.

Таким образом, умение и потребность делиться развивается сама по себе с учетом личностных особенностей ребенка. У кого-то способность развивается быстрее, у кого-то медленнее.

Дети действительно могут длительно не приобретать навыка.
Причины этого могут быть различны. К примеру, это могут быть:

 

  1. Личностные особенности ребенка

Каждый ребенок имеет уникальный набор личностных характеристик и темп созревания нервной системы. Например, эксперимент, где 15-месячные дети делились игрушками показал, что делают они это не одинаково. Треть спокойно отдавала свою самую любимую игрушку другому ребенку, другая треть отдавала тот предмет, который был для самого ребенка не важен или не привлекателен, а последняя треть не была склонна делиться вообще.

У каждого малыша также свои правила разделения собственности. Есть вещи, которыми они не делятся никогда; есть те, которыми делятся с надежными людьми; а есть те, которые легко отдаются всем. Естественно, есть разные варианты и особенности. Например, дети с «трудным характером» могут быть очень чувствительны к разделению своих вещей. Машинка, которую покатал другой ребенок, или кукла, одетая по-другому, могут сделать очень большую разницу в понимании хозяина. Маленькая царапинка изменит вещь до неузнаваемости в его глазах. Имея опыт такой «порчи имущества», дети очень тяжело соглашаются делиться снова.

Существуют и масса других особенностей. К примеру, обычно легче делятся эмоциональные дети, те, у кого сильнее развита эмпатия. Труднее отдают свое добро тревожные дети. Часть детей охотнее делятся с чужаками и труднее – с собственными братьями и сестрами, особенно если с последними существует конфликт. Желание делиться может быть усилено или ослаблено родителями. Так дети могут перестать делиться, если родители слишком давят на них, особенно в период возрастных кризисов.

  2. Проблемы научения

Дети не всегда получают от родителей ясные директивы по поводу поведения. Например,

• Малыш может в 15 месяцев реагировать на равное и не равное разделение еды, но какое разделение будет считаться «справедливым»? Ребенку могут давать одинаковое количество конфет с папой, потому что равное количество – это справедливо; могут давать меньше, потому что ребенку надо меньше еды, а могут давать больше, потому что «он же маленький».

• Иногда родители требуют, чтобы ребенок делился только с «правильными детьми», т. е. теми, которые нравятся маме и папе. Те же, что родителям не нравятся, не должны делить игрушки с их чадом. Как догадаться, что перед тобой «правильный» мальчик или девочка? Смотри на маму. Соответственно ребенок ориентируется не на собственное чувство эмпатии и желания поиграть, а на чувство эмпатии мамы к чему-то внешнему и к ее соображениям. В результате потребность делиться с товарищами может быть снижена или же ребенок будет побаиваться принять сам решение, дать ли Васе машинку.

• У ребенка формируется понимание, что делиться – это обязанность хороших детей. И не только ты должен делиться, но и с тобой делиться обязаны. Если тебе не дают в песочнице лопатку, потому что ее тебе хочется, то перед тобой «жадина-говядина». Свои же вещи при любом раскладе тебе тоже придется отдавать и не жаловаться на то, что их сломали, иначе ты теперь «жадина-говядина». И если вдруг тебе обидно за испорченную вещь или ты сам хочешь играть новой машинкой или куклой, не вздумай показывать неудовольствие. Так тоже плохие детки делают. Таким образом «делиться игрушками» превращается для ребенка в стресс и средство манипулирования. Ведь «оперируя термином» «жадина-говядина», можно добиться многого от оппонента.

  3. Повреждение мозга и психические расстройства

Повреждения мозга и психические расстройства так же могут накладывать свой отпечаток на разделение игрушек в совместной игре. Отсутствие или снижение эмпатии не дает возможности ребенку прочитать готовность других детей к игре. Низкая контролирующая функция лобной доли снижает возможность ребенка выстроить план игры и просчитать взаимодействия с другими детьми.

Как бы там ни было, ребенка действительно надо учить делиться. Это важно. Однако важно не просто механически делиться, а делать это в результате эмпатии. Практика показывает, что тут самый эффективный метод – моделирование ситуации с дележом и демонстрация ребенку такого поведения. Процесс в его мозгу в этом направлении идет самостоятельно, нужно только его поддерживать. При этом нужно принять факт, что не все сразу получится, и это не от злокозненности ребенка, а потому что он еще не совсем созрел для обдуманных шагов. Ребенку стоит разрешать не делиться или забрать свою игрушку, когда он захочет обратно. Естественно при параллельном объяснении, что дети в песочнице точно так же могут передумать или не дать свое сокровище.

Если же ребенка заставлять делиться, то это напротив снизит его способности к взаимодействию с людьми. Он будет делиться из страха быть плохим или с целью манипуляции. Это очень большая разница с эмпатией. Очень много взрослых могут подтвердить, что сформированная их родителями привычка делиться «потому что так делают хорошие люди» значительно портит им жизнь.

Наталья Стилсон

Отредактирован 3 раза, последний 30 ноября 2015 00:29.

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

Читайте в других блогах