Сказка со счастливым концом

Назад
Счастливая семья
- {{rating.rating | number}} +

– У меня для тебя, как водится, две новости, – игриво шепнула Настя и потерлась щекой о плечо Андрея. – Хорошая и плохая.

– Ну, – пробурчал тот.
– Первая: я беременна!
– Мама дорогая… – прошептал Андрей и отпрянул от нее. – И какая же после этого хорошая?

Старый холостяк

Нет, вообще-то Настя была вполне себе ничего. Веселая, смешная, симпатичная. А главное – легкая на подъем. Поехали в клуб? – Да запросто. Махнем на выходные в Питер? – С радостью. Ей можно было позвонить в любое время суток, позвать куда угодно, и она тут же срывалась и приезжала. И хоть бы раз пожаловалась, что рухнули ее какие-то планы или что она, скажем, не выспалась.

Но ребенок? Это значит – постоянно жить вместе… Это уж, извините, слишком…

Романтичная девочка

В детстве Настя любила волшебные сказки. Чтобы в середине было страшно, а в конце – свадьба. Чтобы там была прекрасная девушка, принцесса например, или, наоборот, бедная, которую все обижают. Но, конечно, красивая. И чтобы ее спас из беды прекрасный принц, а потом на ней женился.

Еще она обожала маленьких детей. Подростком даже немного подрабатывала – сидела два раза в неделю с соседской девочкой, очаровательной и страшно озорной. Выпрашивала у мамы братика или сестренку, но мама объясняла, что после операции детей иметь не может. «Вот вырасту, – мечтала Настя, – и у меня будет малыш, лучший в мире малыш».

Она выросла – и встретила Андрея. Он был ну совершенно не похож на сказочного принца. И, как назло, ни из какой беды он Настю не вызволял. Потому что, во-первых, ничего такого с ней не случалось, а во-вторых – положа руку на сердце, Настя признавалась себе, что этот человек не стал бы, пожалуй, из-за нее напрягаться. Дракон бы оказался слишком страшным, Кощей – слишком бессмертным. Это было страшно обидно, но – почему-то так получалось, что без Андрея она не могла прожить и трех дней.

Но как только она узнала, что по неосторожности забеременела, то поняла, что уж в этом-то случае навстречу ему не пойдет.

Жизнь в одиночестве

Когда Настя заявила, что будет жить, как сама считает нужным, Андрей только открыл рот и сел. Слов для такой ситуации у него не было.

– Нет, может быть, ты хочешь растить его вместе? – как бы невзначай спросила она.

– Ты прекрасно знаешь, чего я хочу, – резко ответил Андрей. – Чтобы ты перестала валять дурака и завтра же отправилась к врачу. Какой ребенок, ты что?

– А я уже была у врача, – улыбнулась Настя. – Встала на учет в женской консультации. Ладно, побегу, мне пора.

И она, чмокнув его в щеку, убежала.

И настала совсем другая жизнь. Когда, спустя неделю, Андрей позвонил на ночь глядя Насте, ее мобильник оказался выключен. Он набрал ей несколько раз, выругался и позвонил на городской. Трубку взяла незнакомая женщина.

– Настя спит, – сухо сказала она. – И я прошу вас в такое время больше не звонить. Кто вы такой, чтобы она с вами беседовала по ночам?

«Действительно, – подумал Андрей, кладя трубку. – А ведь я ей никто…»

С каждым днем становилось все хуже. Ничего не радовало. Через месяц Андрей убедил себя, что ребенок – это, в сущности, терпимо, что не до восемнадцати же лет он орет по ночам и писает в штаны. Еще через два месяца побывал в гостях у своей бывшей – она, оказывается, давно вышла замуж и родила. Смотрел на ее лысенькую двухмесячную девочку, дрыгавшую ножками в кроватке, и даже чувствовал что-то типа умиления. Потом пришел Риммин муж, взял дочку на руки, запел фальшивым баритоном детскую песенку – и Андрея что-то больно кольнуло изнутри: а ведь я тоже отец, почему я не с моим ребенком, не с его мамой?

Но Настин номер по-прежнему не отвечал, и ее мама не приглашала дочь к телефону.

Герой-избавитель

Он жил без нее уже год – и вроде бы уже привык. Хотя иногда накатывала тоска. Тогда он переставал бриться и завтракать, сказывался на работе больным и лежал дома, глядя в потолок. Были какие-то случайные женщины, но каждый раз после таких встреч у него возникало ощущение, что он заказал в ресторане борщ, а ему подали китайскую лапшу из пакетика.

Как-то стало совсем невмоготу, и он приехал к Настиному дому, чтобы подкараулить ее у подъезда. Провел там четыре часа, замерз, начал чихать, возбудил страшное любопытство в окрестных старушках – и, злой и уставший, собрался домой.

Все произошло за какие-то секунды. Сначала он услышал визг тормозов, потом оглянулся – по дороге мчался темно-синий «фольксваген», из-за лобового стекла глядело испуганное девичье личико, а перед машиной переходила дорогу женщина с коляской… Он, не помня себя, бросился наперерез автомобилю, толкнул коляску на обочину, ощутил резкое жжение в левой руке…

Следующее, что он увидел, было встревоженное Настино лицо.

– Девочка моя, – прохрипел он и потянулся к ней, но она легонько толкнула его в грудь:

– Ты лежи, лежи, тебе нельзя…

– Я без тебя совсем никак, – прошептал он. – Ты простишь меня? Будешь со мной?

– Как же мне тебя не простить? – хитро улыбнулась она. – Ты же меня спас от страшного чудовища, совсем как в сказке. Ну, из-под машины вытолкнул, а она тебя задела. Лежишь вот в больнице…

– Так это была ты?! А ребенок? – встрепенулся Андрей. – Все в порядке?

– Все с ним хорошо, – Настя погладила его по голове. – Это мальчик, Миша. Очень на тебя похож, до смешного.

– Поцелуй меня, – попросил Андрей.

И Настя наклонилась к нему.

  • Автор: Анна Бойко

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

2 комментария к записи

ну хоть вовремя одумался)

В жизни такие сказки редко бывают;)