В чем сила, брат?

Назад
Малыш спит в коляске
- {{rating.rating | number}} +

‑ Александр, ‑ сказал отец. – У нас с мамой к тебе серьезный разговор. ‑ Да? – Сашка поднял на родителей глаза честного человека.

‑ У нас будет ребенок, ‑ выпалила мама и зарделась, как третьеклассница.

‑ Прикольно, ‑ удивился Саша. – Это как?


Жизнь наизнанку

Сашке шел уже пятнадцатый год. Он с переменным успехом учился в «английской» школе, мог разобрать и собрать компьютер с закрытыми глазами, ходил на курсы программирования и умел делать себе яичницу с сыром. Центр мироздания, с его точки зрения, выглядел так: есть мама с папой, и есть их единственный ребенок. И этот ребенок – он, Сашка. Ему достается самый вкусный кусок жареной курицы, над ним все трясутся, если он заболевает гриппом. И тут вдруг бац – еще один какой-то ребенок.

Да, мир, похоже, начал меняться. Самые лакомые кусочки папа теперь заботливо подсовывал маме – «Тебе нужно лучше питаться!». А сама мама? Раньше после работы она весело крутилась по дому, а тут придет и ляжет – голова у нее кружится. И потом, она всегда была такая красивая! А сейчас – слезла с каблуков, носит какие-то отстойные тапки, влезла в джинсовый комбинезон. И что, так всегда, что ли, будет?

Саша пытался жить так, как будто ничего не изменилось. Занимался на курсах, прогуливал физику, чинил одноклассникам компы. У мамы рос живот, появилась одышка; чтобы встать с кресла, ей приходилось за что-нибудь держаться. Стоило ей нахмуриться, отец тут же тревожно спрашивал: «Что? Что?» Мама измученно улыбалась: «Просто толкается». Сашу всё это почему-то жутко раздражало, и дома он старался бывать пореже.


Пустое место

‑ А что с твоей матерью? – спросил Никита Бунченко. Они с Сашей возвращались из школы и оба домой не торопились.

‑ А чего с ней? – буркнул Саша. – Нормально всё.

‑ Я ее тут видел, она в магазин шла, ‑ Никита пнул пластиковую бутылку, та покатилась по тротуару. – Она заболела, что ли? Вся какая-то опухшая…

Саша помолчал, зачем-то подобрал бутылку с асфальта, повертел в руках, бросил в урну.

‑ У них это… ребенок будет.

‑ Оп-паньки! – Никита даже остановился. – Ну ты попал, детка!

‑ Я-то при чем? ‑ пожал Саша плечами.

‑ Вот-вот, ‑ кивнул друг. – Ты теперь всегда будешь ни при чем. Я помню, когда у меня сестра родилась, я еще во втором классе учился, все сразу вокруг нее носиться начали. Юлечка, Юлечка… А мне: иди уроки делай! А теперь, – Никита понизил голос, ‑ всех моих девчонок отшивает.

‑ Это кого? – заинтересовался Саша.

‑ Ну не всех, ‑ замялся Никита. – В общем, Катька тут зашла…

‑ К тебе? – Саша прищурил глаза.

‑ Нет, умник, к тебе! Прошли в мою комнату – так эта мелкая даже поговорить не дала. Вбегает каждые две минуты: «Ой, а что вы делаете? Ой, а у меня тоже есть сережки! Ой, а это какая песня?» Я терпел, терпел, потом как рявкну: «А ну пошла отсюда!» Юлька заревела, убежала, ну и Катерина тоже ушла. А все из-за нее!

‑ И больше не приходила? – тихо спросил Саша.

‑ Не-а, ‑ грустно ответил друг. – Да еще от предков попало, что на сестру накричал. Потому что она же младшая, она же у нас королева… А я – так, пустое место.


Бунт на корабле

Саша домой не пошел. То есть не пошел сразу. Сначала он заглянул к Никите, и они часа два рубились в «Майнкрафт», потом просто болтался по улицам. Когда он открыл дверь в прихожую, ему навстречу вышел отец.

‑ Где был? – спросил он тихим, без выражения, голосом.

‑ Гулял, ‑ брякнул сын.

‑ Где был, я спрашиваю?! – заорал вдруг отец и ударил кулаком в стену. – Где ты ходишь, почему тебя нет дома?

‑ А кому я тут нужен? – крикнул в ответ сын. – Вы думаете только друг о друге и об этом ребенке! Он еще не родился, а уже нужнее вам, чем я!

Он швырнул рюкзак и почти бегом ринулся в свою комнату. Там, не включая свет, сел на кровать и схватился за голову.

Отец вошел к нему минут через двадцать.

‑ Ты зря так, ‑ мягко сказал он. – Мы с мамой очень любим тебя.

‑ Угу.

‑ Просто она в последнее время плохо себя чувствовала, а я боялся за нее.

‑ Угу.

‑ А ты не хочешь спросить, где она? – как-то отстраненно спросил отец.

‑ К врачу пошла? – поднял голову Саша.

‑ Поехала, ‑ вздохнул папа. – Плохо ей стало. На скорой в больницу отвезли.


Житель Марса

Отец разбудил Сашу в пять утра.

‑ Мальчик! У нас мальчик! – кричал он с совершенно безумным видом, тряся Сашку за плечи. – Это мой сын!

«А я, значит, уже не твой сын?» ‑ подумал Саша, но промолчал.

Через несколько дней они поехали забирать маму. Мама вышла к ним очень худая, большеглазая и красивая, как раньше. За ней шла девушка со свертком.

‑ Мяу! – надрывался сверток. – Мяу!

‑ Возьмите, папочка, ‑ заворковала девушка. – Никак не успокоится, наверное, к папе хочет.

Но и у папы сверток не замолчал. У него было красное маленькое личико, зажмуренные глазки и большой рот. «Прямо марсианин какой-то, ‑ подумал Саша. – И чего он кричит?»

‑ Хочешь подержать брата? – неожиданно спросил отец и сунул сверток прямо Саше в руки. Брат оказался легким и теплым. У Саши он почему-то перестал мяукать и открыл непонятного цвета глаза без признаков ресниц.

«Точно марсианин, ‑ решил Саша.


Путь к сердцу женщины

Это был определенно худший день в Сашиной жизни. Сначала он не выспался, потому что двухмесячный Макс всю ночь орал из-за каких-то газиков. Потом ему ни за что влепили тройку по английскому. А ближе к вечеру, когда настроение уже стало налаживаться из-за предстоящей встречи с Катей, выяснилось, что мама плохо себя чувствует.

‑ Я понимаю, у тебя много уроков, ‑ извиняющимся тоном говорила она нахмурившемуся Саше. – Но я же тебя никогда не прошу… В общем, не мог бы ты один раз погулять с Максиком, а?

В общем, когда Саша тащил вниз по лестнице коляску с Максом, он чувствовал себя самым несчастным человеком на свете. А когда, толкая коляску перед собой, приближался к беседке, где его ждала Катя, ‑ еще и самым глупым.

‑ Вот, ‑ сказал он, глядя себе на ботинки. – В кино не получится, видишь, мама заболела, мне надо с этим гулять…

‑ Ой, какой хорошенький! – взвизгнула Катя, наклоняясь над коляской. – Это твой брат, да?

Успевший заснуть Макс недовольно сморщился.

‑ Спи-спи, маленький… Давай с ним в парк пойдем! – Катя даже подпрыгнула от энтузиазма. – Ему надо воздухом дышать. А когда он проснется, можно я его подержу?

‑ Да пожалуйста, ‑ удивился Саша.

Но проснулся Макс только через два часа. За что Саша был ему безмерно благодарен. Возвращаясь домой после волшебной прогулки с Катей, он даже впервые в жизни почувствовал к брату симпатию.

 

  • Автор: Анна Бойко
  • Фото: Shutterstock

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

1 комментарий к записи

да.. дети всегда так:wink: