Что отвечать малышу на вопросы о рождении, жизни и смерти

Назад
Что отвечать малышу на вопросы о рождении, жизни и смерти
- {{rating.rating | number}} +

Вопросы о жизни и смерти дети задают обычно раньше, чем родители этого ожидают. Как не попасть впросак и что же отвечать на эти действительно жизненно важные вопросы?

В каком возрасте?

Если вопросы типа «откуда я взялся?» традиционно (и все равно неожиданно для родителей) в голове ребенка созревают в 4–5 лет, то вопросы о смерти обычно не возникают до того момента, пока ребенок со смертью в том или ином виде не столкнется. Неважно, будь то смерть червяка, воробья или близкого человека, этот факт неизбежно вызовет у него вопросы типа «куда уходят умершие после жизни?». И чем раньше он эти вопросы задаст, тем органичнее воспримет ответ. В 7 лет размышления о смерти будут для ребенка более травматичны, чем в 4 года. Отвечая на эти непростые вопросы, постарайтесь придерживаться двух правил:

✽ не врать,

✽ не говорить больше того, о чем конкретно спрашивает ребенок.

«Что было, когда меня не было?»

Итак, года в четыре у вашего малыша в голове созревает вопрос: «Откуда я взялся?» Обычно на этот вопрос его наталкивают ваши свадебные фотографии или рассказы о каких-то событиях, произошедших до его рождения. Подобный вопрос – естественный этап постижения себя в этом мире. И, задавая его, он меньше всего хотел бы услышать физиологические подробности ваших супружеских отношений. Его просто интересует, где он был, когда его не было.

Мы договорились не врать, поэтому давайте исключим ответы типа «нашли в капусте», «принес аист» или «купили в магазине». В очень скором времени (и оглянуться не успеете!) вы сами же опровергнете эти версии и тем самым подорвете доверие к себе: уж если в таком вопросе мама (папа) обманули, то что же ждать от них дальше...

Отличный повод рассказать маленькому почемучке о том, с каким нетерпением вы его ждали, как мечтали о нем, вынашивали в своем животике, – это ожидание второго ребенка. Тем самым вы не только просветите первенца, но и подготовите его к появлению на свет братишки или сестренки.

Что же отвечать? Это зависит от того, во что вы верите сами.

✽ Верящие в перерождение душ родители, наверное, скажут своему малышу, что он был кем-то другим и у него была другая жизнь.

✽ Приверженцы вальдорфской педагогики вслед за Метерлинком расскажут о Лазоревом Дворце, где живут дети, ожидающие своего рождения. Как только папа с мамой захотели ребеночка, двери дворца открылись и он спустился к ним на землю.

✽ Родители-христиане на вопрос «где я был?» ответят «в Промысле Божием», то есть в замысле, имея в виду «такого тебя, как сейчас, нигде не было, свое тело ты обрел только в животике у мамы, а вот душа была».

✽ Неверующие родители ответят «нигде», и это, пожалуй, самый проблемный для ребенка ответ, не поддающийся пониманию.

✽ Честнее будет сказать: «Мы не знаем, где точно ты был, но знаем, что ты существовал».

На этом (надо сказать, очень важном этапе самосознания) вопросы четырехлетнего малыша обычно заканчиваются. Не будем торопиться, дождемся следующей порции вопросов.

«Мама, роди мне собачку!»

Следующие вопросы обычно созревают в такой последовательности:

✽ Откуда появляется ребеночек?

✽ Как он там появляется?
✽ Как оттуда выходит?

И именно по мере созревания вопросов в ребенке созревает потребность в ответах.

На вопрос «откуда появляется ребеночек?» ответить легко – «из животика мамы». Маленькие мечтательные девочки обычно тут же начинают фантазировать о том, что у них тоже кто-то есть (или должен появиться) в животике. И вот тут самое время внести коррективы, рассказав, что дети рождаются:
✽ у взрослых людей (которые закончили школу (институт), которым больше ... лет (на ваше усмотрение),

✽ обязательно от папы и мамы (если вы хотите подчеркнуть ценность брака, можно добавить «когда они поженятся»).

Если мальчик или девочка просят родить им собачку, самое время поговорить о том, что корова может родить только теленка, собака – только щенка, а человек – только человека.

«Как я появился в животике у мамы?»

И вот годам к 6–7 маленькие следопыты и исследователи докапываются до вопроса «как же я появился в животике у мамы?» И хотя вопрос этот серьезный и важный, нельзя забывать, что сознание дошкольника ждет пока символического, сказочного, а не физиологического ответа.

Для него это вопрос из области философии, а не биологии. Используйте аналогии, знакомые вашему ребенку (например, пестик и тычинки, опыляемые пыльцой; зернышко, которое попадает в землю и дает росток). Самым адекватным объяснением будет: ребеночек появляется из семечка, которое дает папа.

Худшее, что вы можете сделать для ребенка 6–7 лет, – подсунуть иллюстрированную анатомическую энциклопедию. Излишняя информация может травмировать несозревшее сознание и породить страхи. Лишь 2–3% детей (будущие физиологи и натуралисты) способны усвоить ее в этом возрасте. Остальные воспринимают вопросы жизни и появления на свет на анатомическом уровне лишь в 8–9 лет.

Как бы вы ни готовились к подобным детским вопросам, зачастую они все же застают врасплох. И здесь важно не испугать ребенка своей неадекватной реакцией. Просто возьмите паузу, скажите, что сейчас торопитесь, но обязательно отве- тите вечером (завтра, в воскресенье).
И не забудьте выполнить свое обещание!

Отвечая на вопрос «как ребеночек выходит из животика?», некоторые родители используют медицинские термины, другие рассказывают о некоем отверстии, которое открывается в теле мамы на время родов (и ведь это правда, просто без подробностей!). Важно не оставить ребенка совсем без ответа наедине с его фантазиями. Психологи знают, что в таких случаях дети зачастую представляют, что маму ими вырвало, или она их выкакала (что порождает у них неприятные ассоциации). С одной стороны, крайне важно не перегружать ребенка лишней информацией, но также важно не уходить от ответа, не отмалчиваться и не отмахиваться. Ведь в возрасте 4–6 лет простраиваются будущие жизненные сценарии («вырасту, женюсь, у меня будут дети»). Многие дети задумываются над тем, как именно найти мужа или жену, многие, узнав о смерти, подолгу размышляют о ней, особенно перед сном (именно с этим часто связаны страхи темноты или одиночества). Все эти вопросы – не праздное любопытство, а «программирование» будущей жизни.

«Куда ушла бабушка?»

Тех же принципов (честность и вера в то, что говорим) стоит придерживаться и при разговоре о смерти. Если вопросы о смерти возникли у ребенка при виде мертвой птички или кошки, разговор будет легким и непринужденным. Поэтому не стоит сознательно избегать встреч со смертью.

Если же вопрос коснется кого-то из близких, кого ребенок хорошо знал, тяжело будет всем: и родителям, которые, возможно, сами еще не оправились от утраты, и ребенку. Самой большой ошибкой будет «спрятать» от него правду. Если ребенок остался дома, он все равно почувствует, что взрослые плачут, переживают, совершают какие-то непривычные действия. Однако запрет на разговоры не позволит ему выговорить эту тревогу, создаст почву для неврозов. Если же ребенка увезли на время траура, тем самым его отторгли, изъяли в один из важнейших моментов, формирующих семью. Ведь рано или поздно он узнает о случившемся. Ему было бы гораздо легче поплакать вместе с мамой за поминальным столом, разделить скорбь и грусть с близкими людьми, а заодно увидеть, насколько величественным и полным любви могут быть уход и прощание с человеком.

Даже самые простые действия – напечь блинов, накрыть на стол, повесить фотопортрет – сгладят его печаль и дадут тот самый, необходимый ему вариант сценария «как ведут себя близкие, любящие люди после ухода родного человека».

Еще более ребенок, конечно, нуждается в ответе на вопрос «куда уходят умершие?» Ответ «никуда» он воспримет тяжелее всего (возможно, просто не поверит). Ответ «мы не знаем» будет честным, но может породить собственные фантазии и, как следствие, – детские страхи. Верующие родители придерживаются варианта «тело уходит в землю, становится землею и травою, а душа – к Богу». Тем самым давая знание о том, что человек состоит из двух частей и одна его часть – душа – вечна. Неизбежный вопрос ребенка при смерти близкого человека – «а чем я могу ему помочь?» Такая деятельная помощь может стать самой настоящей психотерапией для страдающего сердечка. В память об усопшем (в переводе с церковно-славянского «уснувшем», то есть умершем на время, имеется в виду до Второго Пришествия) принято кормить птиц, подавать нищим милостыню и, конечно, ставить в храме свечу с молитвой. За исключением особенно впечатлительных, детей можно брать с собой на кладбище на поминки. Только не распространяйте суеверия, не оставляйте на могиле конфеты, куличи и яйца – дети могут развить в себе заблуждение о том, что мертвые это едят. Лучше отдайте эти продукты нищим в память об умершем.

Вопросы о смерти, как и вопросы о жизни, созревают постепенно и тянут за собою друг друга. Так у ребенка, открывшего для себя тайну смерти, неизбежно возникают вопросы «а я умру?», «а вы с папой умрете?», «а когда?» Не стоит скрывать правду: «умрем, потому что мы все люди», «когда – никто из нас не знает». Но постарайтесь убедить ребенка в том, что обычно умирают пожилые люди, которые прожили долгую жизнь. Если же на памяти ребенка была смерть молодого человека, постарайтесь убедить, что это редкость.

Вообще, не отмахивайтесь от малыша в столь важный для него момент. Возможно, он никогда больше не решится затронуть в беседе с вами эти жизненно важные темы. Поддержите своего ребенка, скажите: «Дети твоего возраста часто задают подобные вопросы. Ты спрашивай – я отвечу. Может, не всегда моментально, но обязательно отвечу».

  • Автор: Екатерина Бурмистрова, психолог, мама 9 детеи
  • Фото: Shutterstock

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться