«Наука должна быть интерактивной»

Назад
«Наука должна быть интерактивной»
- {{rating.rating | number}} +

Музей Экспериментаниум был создан для изучения науки и явлений окружающего нас мира. Площадка была открыта 6 марта 2011 года. В Экспериментаниуме каждый может принять участие в опытах и экспериментах.

Мы встретились с Ильей Захаровым, одним из организаторов музейных экскурсий и идейным вдохновителем, чтобы узнать подробнее о столь интересной и новой для России площадке.

Кроха: Для начала расскажите немного о себе. Как Вы приняли решение пойти работать экскурсоводом в музей Экспериментаниум?

Илья Захаров: Кроме того, что я работаю в музее, я закончил факультет психологии МГУ, сейчас я в аспирантуре, тоже факультет психологии. При этом, на самом деле, я больше занимаюсь не психологией, а такими вещами, которые ближе именно к науке, связанные с биологией. Лучшим вариантом, чем музей занимательных наук, особенно для молодежи и студентов, для работы и подработки просто нет. Начиная от удобств, связанных с гибким графиком и заканчивая тем, что любому человеку, который хочет так или иначе быть связанным с наукой, ему, естественно, крайне приятно нести науку в массы. Поэтому это скорее везение, что я там работаю.

 

К: Об истории создания Экспериментаниума. Кому вообще пришла идея открытия именно такого музея, ведь для Москвы это новая площадка.

ИЗ: С одной стороны да, что это новая площадка, я могу согласиться. С другой стороны – сейчас расскажу историю. Музею 6 сентября исполнилось полтора года, т.е. сейчас ему год и семь. Практически, можно считать еще месяцы как у маленьких детей. Легенда о возникновении музея следующая -  есть четыре учредителя, которые побывали в каком-то такого же рода музее где-то Европе, по-моему, в Голландии… На самом деле такие музеи сейчас есть в большинстве крупных городов. И легенда такова, что они сходили туда, в этот «музей», и им понравилось. Вскоре они решили, почему бы не сделать в Москве такой же.

 

К: Мы так и напишем, что  «легенда такова» =). Понятно, что над идеей нужно работать, это достаточно долгий  и кропотливый процесс. Как Вам это удалось за столь короткий срок?

ИЗ: На счет того, что это новая для нас площадка, с одной стороны да.  С другой стороны, как я сказал, сейчас есть такие музеи во всех крупных городах. Один из первых таких музеев был в Ленинграде, еще до Великой Отечественной, и основал его Яков Перельман, известный как знаменитый физик. Мы гордимся тем, что у нас в музее есть один экспонат, такой же, какой был сделан в музее Перельмана, который во время блокады Ленинграда был разрушен. Мы воссоздали один из экспонатов – стена, на которой расположены миллион звезд и какие-то рассуждения на тему астрономии по этому поводу.

Получается так, что было четверо молодых и успешных людей, которые решили, почему бы не сделать такое чудо у нас в России. Сделали, получилось хорошо.

 

К: Получается, что Экспериментаниум рассчитан на детей, подростков или на семейные походы по выходным?

ИЗ: Когда он создавался,  в идеале было сделать его направленным именно на семейные походы, т.е. место, в котором было интересно и папе покопаться, показать ребенку и ответить на его вопросы и почувствовать себя молодцом, что может объяснить какие-то процессы технические. Чтобы маме было не скучно, было что посмотреть и изучить. На самом деле сейчас больше всего приходит детей дошкольного, младшего и среднего школьного возраста, и активной молодежи.

Конечно, дети дошкольного и младшего школьного возраста приходят с семьей. На самом деле мы стремимся сделать так, чтобы было интересно всем возрастам. А школьникам настолько интересно, что их невозможно отсюда выгнать. Были случаи, когда дети стояли возле гардероба и плакали, потому что их забирают отсюда.

К: Да, в Третьяковке такого не увидишь, для большинства это просто кабала, когда тебя везут в музей. Как часто пополняется экспозиция?

ИЗ: Да, постоянные экспозиции дополняются, с того момента, как музей появился, он вырос как минимум на этаж. Вот сейчас у нас два этажа. Расти пока дальше не предусматривается.

 

К: Рядом идет реконструкция помещений, для будущих помещений музея делается ремонт?

ИЗ: Это здание завода, в котором мы занимаем первые два этажа, остальные этажи планируют реконструировать и продавать.

 

К: Какие мероприятия проводились на вашей площадке?

ИЗ: Мероприятия у нас бывают разные, например, мы в прошлом году устраивали действо, связанное с Днем студента. Звали учащихся, и после закрытия основной экспозиции музея мы открывали музей для них.

Так же было мероприятие, посвященное Дню всех влюбленных, Ночь музеев и так далее. Все эти мероприятия каждый раз разрабатываются заново нашей командой, просто потому что все получают от этого большое удовольствие. На счет сложностей, которые есть… На самом деле, музей негосударственный, государство не просто не помогает. Нельзя сказать, что совсем мешает, но видя, какой он успешный и так далее, можно было как минимум снизить аренду.

 

К: Да, учитывая, что это заводское здание, принадлежащее городу…

ИЗ: Все эти проблемы разрешимые. На самом деле, у нас очень хорошее руководство, которое позволяет нам фантазировать и такие вещи придумывать. Основная сложность в том, чтобы люди загорелись, а так как самой молодежи это интересно, то мы реализовываем очень широкий круг людей. Но это не сложности, наоборот, нам интересно.

Сложность только в том, что молодежь у нас не привыкла к такому формату, нужно же ничего не трогать. Если к выставкам культурным в Гараже, например, каком-нибудь, привыкли, то, что может быть что-то научно-популярное такое, именно развлекательного характера, не привыкли, поэтому не то количество детей, как нам хотелось бы, как мы считаем, какой потенциал у музея есть посещает музей.  Это основная проблема. С другой стороны, нам всего полтора года, так что, есть куда расти.

 

К: Любому музею нужно привить к себе любовь, так же как и телевидение, оно должно не только просвещать.

ИЗ: Да, вот вырастут те дети, которые сейчас к нам приходят, придут к нам уже как молодежь, приведут уже своих детей. В идеале будет так.  

 

К: А если со стороны психологии посмотреть – развитие детей, когда ты им показываешь что-то или рассказываешь, необходимо это со стороны родителей?  Доносить до них информацию. Многие же считают, что в детском саду и школе всему научат, зачем их водить куда-то.

ИЗ: Это абсолютно неверное мнение, что в школе всему научат. Основная идея Экспериментаниума в том, чтобы науку сделать интерактивной. Главная экскурсия у нас называется «Трогать можно», т.е. все в музее кроме экскурсоводов, можно трогать. И это, на самом деле, очень важно для детей всех возрастов именно с психологической точки зрения, это вполне обосновано с точки зрения теоретических вещей в психологии.

Во-первых, там много всего красивого, яркого и притягательного. Это важно для детей дошкольников, у которых основная деятельность – игровая, они вообще что-то новое узнают, если это эмоционально как-то подкрепляется. Поэтому им нужно играть, и иметь возможность с этим обращаться.

Потом, дети приходят в школу и у них должна сформироваться перед тем, как учиться, учебная деятельность. Это направленность на какую-то учебу, на теоретические основы, т.е. это не тоже самое, что и учеба. И в этом смысле для школьников младших классов тоже важны какие-то воодушевляющие их вещи. Дальше дети растут и уже могут учиться, но у них чисто психологически не такой интеллект как у взрослых, они не могут мыслить абстрактно. То, что они проходят, им нужно потрогать, нужно посмотреть и так далее.

К: Да, увидев какой-то модуль, намного проще решить задачу. Это упрощает решение задания в любом возрасте.

ИЗ: Да, это, конечно, невредно и для тех, кто постарше. Те вещи, которые мы тут показываем, в школе детям с 8 до 12 лет еще не рассказывают. Задел на будущее – опять-таки, важно с психологической точки зрения. А дальше, допустим, к нам приходят дети постарше, 12 – 13 лет, подростки, тут продолжает быть место «потрогать», но и вступает новый фактор, тоже положительный, у нас 99% экскурсоводов – это студенты, или только что студенты. 

 

К: Посетители чувствуют себя на равных с работниками музея?

ИЗ: Для детей важно общение. И в этом смысле пообщаться со студентами, причем студентами научных направлений, поговорить с людьми, которые этим занимаются, которым самим это интересно, с теми, кто с интересом это рассказывает – это важно для ребенка. Не говоря уже о подростках, ведь девочкам приятно посмотреть на молодых парней, есть у нас и прекрасные девушки - экскурсоводы. Помимо таких прямых факторов, есть множество косвенных, которые делают проекты Экспериментаниума успешными в глазах детей разных возрастов.

 

К: Интернет дает нам много информации, поток огромный, вычленить оттуда что-то действительно нужное сложно, а постоянно следить за черпаемой ребенком из мира информацией просто невозможно. Чего не хватает на информационных порталах, в контенте? Чтобы Вам самому было интересно найти в информационной паутине?

ИЗ: Конечно, мы пытаемся что-то делать не в формате музея, но и выходить в интерактивы.  Но это чуть-чуть сложнее. Существует такая проблема, что для людей повзрослее есть очень неплохие вещи, связанные с популизацией науки, даже в русскоязычном сегменте. Например, СМИ, блоги, я сам таковые читаю. А для детей этот формат не такой интересный. Практически нет СМИ, развивающих детей в направлении естественных процессов, природоведения, химии итд.

 

К: Соглашусь, сейчас ведь даже трехлетние дети могут обращаться с интернетом. Но не хватает игр, объясняющих, что такое космос, например. А вот как пострелять в птичек – это есть.

ИЗ: Мы выход в Интернет не успели еще освоить, потому что огромное количество детей и нужно с ними справляться хотя бы внутри музея, не хватает пока на это времени. Хотя, конечно, есть несколько идей, как сделать интерактивный проект. Мы открыты к каким-то интересным задумкам, есть некоторые идеи. По поводу развивающих игр, и развивающей учебной деятельности, пока это слишком широко, не может один музей без государственной поддержки это сделать. Нужно разрабатывать программы, приглашать специалистов, педагогов, психологов,  что слишком масштабно и не сразу окупится. Экспериментаниум пока сконцентрирован на том, что происходит внутри музея. Пытаемся какие-то интерактивные вещи делать кроме экспонатов, есть шоу различные, которые с одной стороны шоу, а с другой стороны познавательны. У нас так же внутри музея есть некоторое количество мастер-классов.

 

К: Мастер-классы – это интересно! Какие например?

ИЗ: Начиная от группы по робототехнике – это ребята из Бауманки, набирают себе группу детей, которых они в течении полугода, к примеру, учат простейшим программистским вещам, чтобы управлять роботами.

Есть просто интерактивные лекции про то, как устроена клетка, как достать ДНК из банана, есть мастер-класс по электричеству, где ребят учат собирать всякие простенькие цепи электрические, такие, чтобы лампочка зажглась.

Реактивный мастер-класс, где учат смешивать разные реактивы. Есть у нас прекрасный мужчина, он много лет был редактором журнала «Юный техник», у него тоже есть ряд мастер-классов, где он показывает что-то под микроскопом, что-то мастерит и так далее.

Еще у нас есть проект «Ученые детям», куда мы приглашаем ученых, которые детям рассказывают, чем они занимаются. Люди здесь очень высокого уровня. В начале сентября был ученый Артем Оганов, у него несколько публикаций в научных журналах и работает он в серьезных лабораториях. Еще у него будет лекция в декабре.

Ученые приходят по субботам и разговаривают с детьми и рассказывают что-то. В ближайшее время у нас будет лекция про то, как делается прогноз погоды, очень интересно, как ученые смогут это донести до детей. Но надо признать, что эксперты хорошо и доступно рассказывают.

Естественно, количество наших идей гораздо превышает количество наших рук, но мы стараемся все равно очень активно участвовать во всем. Вот сейчас будет фестиваль науки, на день города Москвы нам отдали целый бульвар  и мы создали «Бульвар ученых». Это был очень большой вызов перед нами, целый бульвар занять, но мне кажется, что мы очень хорошо справились. Кроме всего, у нас часто бывают выездные мероприятия, в Парке Горького часто бываем, были на Дне Учителя, на Фестивале «Яркие люди» - мы стараемся участвовать в жизни города.

К: Вы работаете с большим количеством детей. Какова основная аудитория посетителей Экспериментаниума?

ИЗ:У нас получилось найти контакт со многими школами Москвы, и по будням к нам каждый час приезжают несколько групп из школ с учителями. Для кого-то это для галочки, просто есть музей и нужно его посетить.

Смотришь на преподавателей этих детей и думаешь, что ты пытаешь заинтересовать детей и что-то им рассказать, а на них рычат учителя… На это грустно смотреть. Но по крайне мере хочется верить, что мы своим примером показываем, что все не так уж и плохо. А есть действительно хорошие школы, которые приезжают не просто так, долго с нами общаются, много гуляют по музею.

Так складывается ситуация по будням, а по выходным к нам приходят дети с родителями, и на самом деле, я бы не сказал, что многие из них семьи ученых и т.п. На самом деле все больше и больше приходит тех, кому кажется модным сходить с детьми не в парк, а к нам. Все это важно, так как формирует позитивный образ науки в целом, чем больше к нам будут ходить, тем более позитивное отношение к науке будет. 

Важно формировать общественное мнение, которое включает в себя Науку, которое говорит, что наука интересна. Если посмотреть на Запад, то там эта сфера очень популярна. Мы стараемся ломать стереотипы и вроде получается, потому что к нам приходят далеко не только те, кто хочет заниматься премудростями, а так же и развлекаться.  И если получается делать науку развлекательной, то это здорово!

 

К: Лет шесть назад я в Лондоне попала в похожий музей, у меня был культурный шок, почему у нас такого нет. Я там провела полдня одна, меня поражало то, что можно зайти, например, в молекулу!

ИЗ: Да, нам есть куда расти, если сравнивать, то есть очень хороший подобный музей в Финляндии, на сколько я знаю – один из лучших. Кстати, честь и хвала нашим учредителям за то, что они бывают за границей и своим долгом считают посетить другие музеи.

Сравнивая, мы понимаем, что в некоторых местах не дотягиваем, но, правда, заграницей есть государственная поддержка. Мы понимаем, с чем сталкиваемся – и это хорошо, учитывая, что одна из главных статей расходов музея – это починка экспонатов. Тут огромное количество детей, и мы позволяем им пользоваться всем этим. Грубо говоря, у нас есть грузовик, и дверь у него специально открыта и прикреплена к тросу, чтобы дети не смогли там закрыться. Раньше был стальной трос, который просто перетирался об эту дверь и дети не раз и не два рвали стальной трос. В общем, дети к нам приходят очень живые (смеется).

  • Автор: Александра Хмуровская

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

2 комментария к записи

Интересно )

хочу, чтобы мои мальчишки увлеклись наукой. Сделаю все для этого