Гаджетомания

Назад
Гаджетомания
- {{rating.rating | number}} +

Недавно я купила сыну лего-человечка, Гамлета. Они продаются в непрозрачных пакетах и это всегда лотерея и загадка, кто именно тебе достанется. Нам в тот раз попался он – с черепом в руке и пышным воротником. Саня посмотрел и сказал: это, наверное, принц, папе которого его дядя налил яд в ухо… Потом он превратился в привидение и приходил разговаривать со своим сыном.

Понимаете, ему шесть лет и я не читала ему Гамлета. И даже не пересказывала. «Об этом в «Симпсонах» была серия», - пояснил ребенок. Еще из телевизора он узнал, чем питаются жирафы, как киты кормят молоком своих детенышей, что такое черные дыры и что смешное многоходовое обзывательство – действует гораздо лучше, чем просто плохое слово.

Плохие слова он узнал, кстати, не из телевизора. Сейчас он обзывается как-то так: ты – квадратноголовый зеленый лапочка со штруделем в ушах! Оппонентам на такое обычно нечего возразить и они уходят поверженными.

Помимо телевизора, ребенок имеет неограниченный доступ к двум игровым приставкам – большой стационарной и маленькой переносной, телефонам, айпаду, ноутбуку и всей остальной технике, которая есть в доме. А есть у нас много и разного. Самое удивительное, что при таких богатейших возможностях он не смотрит мультики сутками напролет и, если честно, я не помню, включал ли он хоть какую-то игру за последний месяц.

В пользу такой открытости техники для ребенка у меня есть несколько аргументов. Во-первых, я против запретных плодов в доме и против того, чтобы телевизор окружала аура вожделения. Я знаю многих родителей, которые утверждают, что получи их ребенок доступ к мультикам, как он сразу начнет их смотреть без перерыва, пока не скончается от голода и катаракты. А если ребенка не заставлять есть полезное, то он будет питаться исключительно конфетами. Кстати, однажды я, измученная капризами, постановила, что наш мальчик сегодня будет есть только мороженое, печенье, шоколад и конфеты – и пусть даже не просит ничего другого! Выдержал он примерно до обеда, потом начал трагически ныть и выпрашивать котлету – ровно с теми же интонациями, которые раньше применялись исключительно к шоколадкам.

У Сани еще сильны природные инстинкты, но я верю, что ребенок, которому годами отбивали вкус и волю, на чьи желания обращали мало внимания, потому что мама лучше знает, что полезнее и лучше для ее малыша, – вполне может наесться конфет до анафилактического шока и насмотреться телевизора до полного отказа мозга. Я сама такая же: знаете, про общество чистых тарелок? Вот, это про меня: буду есть все, что мне положат в тарелку, до конца, даже, если мне невкусно. Я не понимаю, когда я наелась, а когда нет, и меня поражают люди, которые могут оставить один недоеденный пельмень или полбутерброда – потому что больше не хотят. Впрочем, мы о гаджетах.

С ними – такая же история. Детям от природы нравится бегать, прыгать, общаться с себе подобными и разбирать окружающую обстановку на составные части. Если есть выбор, сын всегда предпочтет игру с другим мальчиком – игре с приставкой. И мне кажется правильным избегать излишнего ажиотажа вокруг гаджетов. Я знаю слишком много людей, которые в определенный момент жизни – дорвались. И не важно, до чего: до денег, алкоголя, секса, свободы, сладкого, возможности не мыть посуду неделями или сидеть за компьютером сутки напролет… Это редко заканчивалось хорошо.

Вторая причина: я уверена, что 99% детей тех, кто сейчас читает этот текст, будет работать за компьютером. Даже, если эти дети вырастут хирургами, музыкантами или художниками. Черт возьми, даже знакомый мне краснодеревщик проводит половину рабочего времени за компьютером – чертит и визуализирует свою мебель. А также выставляет фотографии готовых работ в социальных сетях ­– рекламирует.

Конечно, можно сказать, что чем позже ребенок присоединиться к миллионам людей с синдромом сухого глаза, плохой осанкой, дурным цветом лица и гиподинамией, тем лучше. Но положа руку на сердце: в нашем детстве не было никаких компьютеров. Кому это помогло? Только тем, кто с детства вместе с родителями много гулял, танцевал, ходил в походы и занимался спортом. А не тем, у кого отнимали книжку, сгоняли с дивана и со скандалом выставляли на улицу – «дышать свежим воздухом». Мне понадобился ровно тридцать один год, чтобы преодолеть взращенную с детства неприязнь к этому свежему воздуху и какому-либо времяпрепровождению на нем.

Мир вокруг – изменился навсегда. Недавно на одном мероприятии мы столкнулись с пожилой парой, родителями восьмилетнего мальчика – нежданной радости с аккуратной челочкой на бочок: именно так выглядел бы мой сын, если бы его растила моя мама. У этих людей дома не было компьютера, а отправкой и получением смс в их семье заведовал муж, как наиболее технически-продвинутый товарищ. Я не хочу подробно останавливаться на том, что парень был очень далек от всей современной мальчишеской субкультуры – у каждых родителей есть свой взгляд на то, лучше ли их ребенку быть внутри или вне ее. Меня поразило другое: мальчик, увидев у Сани игры на телефоне, конечно, немедленно захотел попробовать, но не смог даже включить программу. Вся та компьютерная логика, которую дети, живущие в наступившем будущем, усваивают еще в младенчестве (покажите мне двухлетнего ребенка, не умеющего включить айфон) – все эти мелкие, почти неосознаваемые нами закономерности, куда что нужно нажать, чтобы получить результат, оказались для него абсолютно непреодолимыми. Это как иностранные языки: расти в билингвальной семье – проще, чем осознанно заучивать неправильные глаголы.

Современные подростки даже на дверной замок нажимают большим пальцем, а не указательным, как это делали мы, – этими же пальцем, которым они привыкли управлять своими гаджетами. Можно до последнего скрывать от ребенка существование айпадов или игровых приставок, можно растить его на дистиллированных идеалах Робинзона Круза, Незнайки в Солнечном городе и Финиста Ясного сокола. Но суть в том, что сейчас есть книги и мультфильмы не хуже, а чаще даже лучше.

Правда в том, что по вечерам Саня звонит своему другу в Израиль по скайпу – они вместе делают зарядку: один из них занимается акробатикой, а другой – айкидо, поэтому занятия получаются несколько смешанные. И еще в том, что ребенок заводит на телефоне таймер – две минуты – и ровно эти две минуты чистит зубы. Каждый день, утром и вечером. Мой папа учил меня пользоваться словарями и энциклопедиями по любому поводу, и я научила этому своего сына. Только ему это делать еще приятнее: все словари и энциклопедии, есть в интернете. Так много книжек, о которых я в детстве и мечтать не могла!

Гаджеты – это всего лишь форма, предметы, которые как чистая бумага, не несут в себе ни добра, ни зла. Но которые могут сделать нашу жизнь удивительней и легче, открыть целый мир, недоступный никому из прежних поколений. Единственное, что меня смущает – это то, что современные дети действительно двигаются гораздо меньше, чем их предшественники. Для борьбы с этим у нас тоже есть гаджет: телевизионная приставка, которая управляется движениями тела, для игры в которую надо без остановки прыгать, танцевать, махать руками и ногами и даже немножечко ползать по полу. Когда сын чуть подрастет, я установлю на айфон программу «RunZombieRun», там надо слушать в наушниках передачу о нападении зомби на город и изо всех сил убегать от них. Натурально, убегать своими ногами по реальным улицам, программа следит за твоей скоростью и маршрутом и комментирует, как быстро тебя настигнет толпа зомби, чтобы сожрать. Даже взрослые неспортивные мальчики с ее помощью бегают очень-очень быстро, думаю, что сын, года через три-четыре, придет от нее в полный восторг.

  • Автор: Алина Фаркаш
  • Фото: Shutterstock

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

1 комментарий к записи

супер статья, именно так я представляю взаимодействие своих детей и гаджетов. только у меня сын все еще зависим от мультов.