«Я работаю на женщину, а не на роддом, врача или страховую компанию»: российские доулы рассказывают о своем опыте

Назад
Российские доулы о своей работе, образовании и конкуренции
- {{rating.rating | number}} +

Задача доулы — провести женщину через роды

 

Давно известная и признанная за рубежом работа доулы не входит в Общероссийский классификатор профессий и многие из нас либо вообще не догадываются о существовании таких специалисток, или представляют себе их деятельность очень приблизительно. Иногда доул путают с «духовными акушерками», агитирующими за домашние роды, иногда принимают за людей, которые приходят в родзал проследить, чтобы «медики не напортачили». Редактор Krokha.RU Татьяна Меньщикова расспросила четверых доул, практикующих в России о том, кто они на самом деле, кому, как и зачем помогают.

В главных ролях:

Дарья Уткина — доула, психолог, консультант по грудному вскармливанию и подготовке к родам

 

 

Екатерина Шехтман — доула, акушерка, перинатальный психолог и консультант по грудному вскармливанию

 

 

Екатерина Коузи — доула, психолог, телесный психотерапевт, перинатальный инструктор

 

 

Лилия Бычкова — доула, перинатальный психолог, инструктор по подготовке к родам и консультант по грудному вскармливанию.

 

 

Каждый выбирает по себе

 

Доула — это помощница женщины до, во время и после родов. Она не занимается медицинскими вопросами, не назначает препаратов и не проводит осмотров — это задача врачей или акушерки. Однако она хорошо знает все, что касается родов, возможных последствий при том или ином выборе лечения. Доула не принимает решение за родителей, но рассказывает о плюсах и минусах их выбора.

Доула должна стать для женщины тем человеком, который понимает, что происходит с ней и ее ребенком, знает все о роддомах и процедуре родов, а также о тысяче мелочей, важных и не очень, позволяющих насколько возможно уверенно и спокойно пройти путь к материнству. В ее компетенцию входит психологическая и информационная поддержка будущих мам: объяснить, успокоить, сделать массаж, выполнить дыхательные упражнения — за этим нужно обращаться к доуле. Искать ее лучше всего в семейных центрах по подготовке к родам или на сайте doula.ru, где собрана обширная база данных.

К сожалению, далеко не в каждой больнице будут рады визиту доулы. В некоторых такую помощницу не пустят в родильную комнату. Однако у доул есть список дружественных клиник, в которые они посоветуют обратиться, если вы решите прибегнуть к их помощи.

У доул нет единого списка «инструментов». Каждая умеет делать что-то особенное, обладает собственными способностями и уникальной специализацией. Они очень разные, со своими взглядами, мыслями и опытом. Оказалось, что голоса наших собеседниц не всегда звучат в унисон, и это правильно, потому что нет и не должно быть универсальной доулы — каждая будущая мать выбирает близкую себе.

 

Какое у доулы должно быть образование, какие основные навыки?

 

Дарья Уткина:

— В мире принят стандарт обучения: 3-5 дней доулы занимаются на очном тренинге, интенсивном курсе с последующей работой по сертификации при поддержке супервизора, старшего коллеги. И это может затянуться до 2 лет. Для этого она осваивает много практических навыков, а сам процесс может затянуться до 2 лет. В России сейчас идет период становления подобных норм.

Я получила сертификат калифорнийской школы Birthing from Within и продолжаю там учиться. Конечно, хорошая доула учится всю жизнь. Как и любой квалифицированный специалист, который заинтересован в развитии своих профессиональных навыков.

Екатерина Шехтман:

— Все знания, которые есть у нас, могут помочь в работе доулы. Например, те знания, которые я получила в ходе обучения на биолога, медсестру, акушерку, психолога, — все это многое дает мне и, думаю, моим клиенткам тоже.

Что касается формального образования, то и за рубежом, и в России существуют программы обучения доул.

Сравнительно недавно был создан отечественный Институт перинатальной поддержки, где предлагаются программы обучения профессиональных доул, для меня большая честь преподавать там.

Программа длится 14 недель, обучение происходит онлайн. После окончания курса доула должна выполнить сертификационное задание, после чего получает сертификат. Для москвичек мы предлагаем еще практику в роддоме и индивидуальную супервизию. Наша программа одобрена Европейской сетью доул (EDN).

Сама я училась в 2000 году у Мишеля Одена. К счастью, в наше время есть возможность и ездить за опытом, и принимать у себя специалистов с мировыми именами: Пенни Симкин, Наоли Винавер, Карл Бриш, Корнелия Эннинг. Я счастлива, что училась у них. Многое можно взять и от российских коллег. Такие специалисты как Светлана Акимова, Юлия Шелепина, Алена Лебедева имеют огромный опыт и с радостью делятся им со всеми желающими.

Екатерина Коузи:

— Как учредитель Ассоциации профессиональных доул я уверена, что профильное обучение важно. На курсах подготовки доула знакомится со множеством нюансов этой работы.

В основном, путаница происходит на стыке помогающих профессий. Например, человек, много лет проработав акушеркой, или медсестрой, или психологом в роддоме, решает, что хочет поддерживать женщину в родах в роли доулы. И он просто начинает называть себя доулой. Тогда как профессиональное поведение остается прежним, меняется только «вывеска». Это неверно и неэтично по отношению к профессии доулы (да и по отношению к своей исконной профессии).

А главное, что плавающие границы (сейчас я это, через минуту я то, эдакий «человек-оркестр») приводят к конфликтам, недопониманию как с самой женщиной, так и с персоналом роддома, и к скептическому отношению к важной и полезной деятельности доул.

Лилия Бычкова:

— Специального образования не нужно, но если оно есть, то не повредит. У меня и медицинское, и психологическое.

 

Обязательно ли доула должна сама быть мамой?

 

Дарья Уткина:

— Опыт материнства не делает женщину доулой автоматически. Просто чаще всего женщины задумываются о поддержке в родах, уже став мамами. Но есть замечательные доулы (как и акушерки, и врачи), у которых нет своих детей. Наличие цветов не делает никого садовником.
Умение слышать другого человека и поддерживать его иногда приходит с опытом материнства, а иногда — нет.

Лилия Бычкова:

— Именно после своих родов женщина понимает, чем она может помочь. Именно материнскую поддержку ищут в родах. Это, наверное, главное условие. Важно, чтобы был опыт своих, хороших, естественных родов. Именно его мы транслируем и передаем другой женщине.

Екатерина Шехтман:

— Нет, конечно. Мишель Оден, впрочем, считает, что доуле стоит быть не просто мамой, а минимум дважды мамой. Это, по его мнению, говорит о ее положительном опыте родов. Женщине с негативным опытом родов, говорит Оден, нужны еще одни роды с положительным опытом. Тогда она станет доулой. Я, со своей стороны, думаю, что каждая доула привносит в роды свой опыт.

Нерожавшая женщина может иметь в своем характере огромную материнскую составляющую и замечательно поддерживать в родах.

О себе знаю, что мои четверо родов дали мне бесконечно много в моей профессии.

Екатерина Коузи:

— Есть такое распространенное мнение, что только сама став мамой, женщина может стать хорошей доулой. Что-то вроде «посвящения в профессию». Но мне кажется, это узко и несколько дискриминирует. Ведь испокон веков любая половозрелая девочка помогала на родах — как иначе бы она узнала, что это такое и как вообще рожать? Так и постигала — видя живую роженицу, удовлетворяя ее потребности, помогая ей, чувствуя ее... Сегодня эта традиция, к сожалению, почти утрачена. И женщины приходят в роды, порой ни разу не видев новорожденного ребенка. В том числе отсюда в обществе повышенный уровень страха и бессилия перед родами и родительством.

Я вижу это как большое благо, когда сегодня не рожавшая женщина интересуется темой родов, тем более, когда она хочет учиться поддерживать других женщин в родах. Да, у нее нет опыта прохождения ребенка через свое тело, но душа-то у нее есть! Нельзя судить о ее профессионализме только по критерию «рожала/не рожала».

 

Какую доулу вы выбрали бы для себя? На что нужно обращать внимание?

 

Екатерина Шехтман:

— Задумалась... Ведь я ни разу не рожала с доулой. Я бы смотрела, не раздражает ли меня этот человек, видит ли доула роды и помощь в родах так же, как и я. Например, если меня раздражают лишние прикосновения, а доула решительно настроена на массаж... Или клиентка любит тишину, а доула излишне разговорчивая... Возможно, стоит поискать еще.

Дарья Уткина:

— Для себя я выбирала доулу, с которой мне было спокойно и которой я доверяю. Выбирая доулу, можно спросить ее о том, что важно именно для вас. Здесь есть примерный список того, что обычно интересует родителей. Иногда добавляются вопросы о вероисповедании, количестве детей или базовом образовании. У каждой женщины свои важные вопросы.

В России нередко доулами себя называют женщины, которые оказывают медицинскую поддержку в родах. Например, измеряют раскрытие шейки матки или слушают сердцебиение ребенка, говорят, когда ехать в роддом или ставят диагнозы и назначают лечение. Здесь маме нужно быть внимательной и ясно понимать, какая поддержка в родах нужна. Кстати, с этим тоже помогают определиться профессиональные доулы.

Нередко мы выясняем с женщиной, что она ожидает от доулы акушерской работы, и тогда я рассказываю об официальных акушерских центрах, где можно найти такую поддержку.

Сейчас все больше российских доул проходят обучающие программы, аккредитованные Европейской Ассоциацией Доул, и становятся членами Ассоциации профессиональных доул. Это не гарантирует, что доула с сертификатом вам идеально подойдет, однако дает уверенность, что она работает в рамках своих компетенций и этического кодекса. И, в принципе, знает о них.

 

  • Обратите внимание! Если вы чувствуете, что вам не просто дают интересующую вас информацию, а пытаются навязать определенные взгляды, настаивают на домашних родах или родах в воде, агитируют рожать в конкретном роддоме, только у определенного доктора, призывают купить какие-либо лекарства, травы, масла, то такое поведение должно вас насторожить.

 

Екатерина Коузи:

— Для меня лично важно, чтобы во время родов со мной был человек очень спокойный, понимающий, заботливый и одновременно дающий мне делать то, что мне нужно. Подспорье, поддержка, уверенность во мне и готовность помочь мне справиться со страхами или неуверенностью.

При выборе своей родильной команды вообще (всех тех людей, которые будут окружать женщину во время родов) я призываю женщину быть честной с собой, прислушиваться к своим ощущениям и интуиции.

Как я себя чувствую в присутствии этого человека? Могу ли я расслабиться в его/ее присутствии или мне придется что-то из себя изображать, учитывать его/ее мнение? Могу ли я ему/ей доверить своего новорожденного ребенка? Могу ли я положиться на него/нее в моменты своей слабости, уязвимости? И так далее. Отвечая честно самой себе на такие вопросы, можно выбирать и врача, и акушерку, и членов семьи для присутствия на родах, и, конечно, доулу.

Лилия Бычкова:

— Этот человек должен вам нравиться, на эмоциональном уровне и физическом уровне. Его хочется пригласить домой, выпить чая. С доулой должно быть комфортно и уютно.
Себе доулу пригласить на роды мне удалось только в третий раз, и это было незабываемо. Спокойствие и уверенность прибыли вместе с ней. После таких родов хочется рожать и рожать!

 

Служить и помогать

 

 

Каково это — работать доулой?

 

Дарья Уткина:

— Я пришла в профессию из клинической психологии, так что для меня в работе доулы заметнее всего то, что роднит ее с работой психолога: эмоциональная поддержка, корректные отношения с женщиной, создание атмосферы и условий для собственного развития родителей в период до, во время и после родов. Недавно читала историю про «доула»-мужчину, который пришел в профессию, будучи массажистом для беременных. Наверно, в таких случаях на первый план выходят телесные аспекты родов.

Екатерина Шехтман:

— Я много лет в «помогающих» профессиях — была вожатой, учителем, медсестрой, акушеркой, консультантом по грудному вскармливанию. В профессии доулы есть одно отличие: ее позиция не сверху, а рядом и на одной стороне с женщиной. Я часто отдельно поясняю клиентке: «Я работаю на вас. А не на роддом, не на врача, не на страховую компанию. Я представляю и защищаю именно ваши интересы».

Екатерина Коузи:

— Для меня это соприкосновение с чудом несравнимо ни с каким другим трудом, что мне приходилось делать. Я работала в разных местах, но, как ни странно, для меня «прислуживание» (в моем опыте — работа официантки) и работа доулы созвучны. В Америке официантов называют «servers» — прислуживающие, слуги. Я люблю служить.

Мне с детства доставляло удовольствие помогать тому, кто нуждается, будь то человек или животное.

Не вылечивать, не врачевать, а именно облегчать боль, делать проще там, где трудно. Как доула я могу делать все это, а потом еще и видеть рождение нового человека, помогать уже с тем, чтобы все складывалось благополучно у мамы и малыша, у их семьи. Видеть и знать, что ты помогла кому-то прожить непростой опыт наилучшим возможным образом — дорогого стоит.

Лилия Бычкова:

— Это в западных странах есть профессия доулы, где в госпиталях существует такая штатная единица. А у нас это хобби! Наша доульская ассоциация только начинает свою жизнь. Так что и для меня это скорее хобби. Я не ощущаю, что это такая же работа, как в офисе или как если бы я ходила каждый день на дежурство в больницу. Я испытываю удовольствие от проделанной работы, она мне нравится. Большинство коллег, которые выбрали эту профессию, как сговорившись, рассказывают одну и ту же историю, почему они сюда пришли. После рождения своих детей приходит желание помочь другим женщинам пройти этот путь становления матерью.

 

Какие роды запомнились больше всего и почему?

 

Дарья Уткина:

— Каждые роды запоминаются мне чем-то особенным, своим. Иногда это ситуация, например, естественные роды после кесарева сечения или рождение двойни. Иногда — удивительный и уникальный способ женщины справляться со схватками или потугами. Иногда — мои переживания как помощницы и свидетеля чуда рождения новой жизни.

Мне нравится записывать историю «по горячим следам» и возвращаться к ней спустя время. Обычно она состоит из трех частей: 1) объективные данные, 2) мои субъективные трудности и успехи в этих родах, 3) вещи, которые в следующий раз можно сделать по-другому, выводы.

После родов я прошу родителей заполнить анкету обратной связи и, если хочется, дать интервью для нашей рубрики «Мамы о родах».

Я думаю, что соблюдение правил конфиденциальности, — важный аспект доверительных отношений между доулой и родителями.

Рассказ о родах — дело мамы, а не доулы. Поэтому я уже несколько лет собираю истории мам о родах. Их можно почитать у нас на сайте.

Екатерина Шехтман:

— Трудно выбрать, ведь я на родах почти тридцать лет, а как доула — уже больше пятнадцати. Но вот недавно меня позвала на роды женщина, которая вместе с мужем считала, что партнерские роды — это не для их семьи. Она лежала в патологии, и когда начались схватки, позвонила мне, чтобы я приехала. В это время ее навещал муж, и он решил остаться с женой, пока я еду.

Я прибыла, и муж извиняющимся тоном сказал, что будущая мама просит, чтоб они побыли вместе еще «хотя бы 20 минут» (в этом роддоме на роды допускается только один человек).

Я сказала, что с радостью посижу на лавочке перед роддомом столько, сколько женщине комфортно быть с мужем, а не со мной. Ведь задача доулы — добиться максимального комфорта для женщины.

В итоге через 6 часов я получила СМС-ку: «Катя, у нас родился сынок! Извините, что так получилось». Я сидела на лавочке еще час, на случай, если паре понадобится помощь с прикладыванием к груди, но ребята справились сами. Клиентка прислала мне потом письмо о родах, оно заканчивалось словами: «А в новое утро мы уже вошли семьей с маленьким кряхтящим малышом и слезами радости, которые текут до сих пор. Впервые я видела мужа плачущим. Это стоит многого. Всего».

Молодой отец потом мне написал, что ему было спокойно, так как он знал, что я рядом, и он в любой момент может обратиться ко мне. Думаю, что такие роды со мной «на лавочке» дали этой семье много больше, чем роды с доулой в традиционном понимании.

Лилия Бычкова:

— Я часто вспоминаю и рассказываю эту историю на курсах подготовки к родам. Мне удалось убедить молодую маму, что схватки — это не так больно, что надо расслабиться, не бояться их, а представлять, как катаешься на волнах. Что она представила в своей голове, не знаю, но отпустила мою руку и не напрягалась даже на схватках. Просто глубоко дышала. Через некоторое время начались потуги. Она себя вела так же спокойно, и малыш сам хорошо шел. После его рождения она сказала: «Я сделала это! Хочу еще!» Вот ради этого я и работаю! Чтобы женщина получила удовлетворение от своих родов и хотела еще родить!

 

Есть ли среди российских доул конкуренция?

 

Екатерина Шехтман:

— Если конкуренция и есть, то я о ней не знаю. Думаю, доул действительно не так еще много. Большим счастьем для московских доул является тесный круг, где существуют поддержка и взаимопомощь. Если я на других родах, моя клиентка все равно не останется одна. Большинство доул сразу стараются проговорить этот момент и помочь клиентке выбрать вторую доулу заранее, познакомиться с ней.

Лилия Бычкова:

— Мы не конкурируем! Мы все очень дружим и рады встречам на наших семинарах и конференциях. Ко мне придут те, кому нужна именно я.

Екатерина Коузи:

— В Москве конкуренция достаточно высока, в частности, потому что в Москве доулы могут открыто работать в роддомах. В других городах пока, к сожалению, количество доул мало просто потому, что местное родовспоможение относится к ним недружелюбно, или условия роддомов просто не позволяют присутствовать дополнительному человеку.

Дарья Уткина:

— К счастью, доул становится все больше, и постепенно будет появляться конкуренция.

Во всем мире есть тенденция к тому, что многие доулы, отучившись, уходят из профессии, потому что она так и не становится нормально оплачиваемой работой.

Непредсказуемый график работы, «ночные смены», отсутствие стабильного дохода и необходимость вкладываться в развитие собственного дела, постоянное дорогостоящее обучение, — все это часто делает работу доулы не такой привлекательной, как казалось в начале. В итоге в профессии остаются те, у кого получается найти баланс в этом несколько хаотичном формате, или те, у кого есть настоящий семейный тыл и много поддержки на профессиональном пути.

 

Знакомство с профессией доулы подняло много вопросов о трудностях, с которыми они сталкиваются, и мифах вокруг их работы. Продолжение беседы с помощницами в родах читайте в скором времени на Krokha.ru! 

 

  • Автор: Татьяна Меньщикова
  • Фото: shutterstock, @AmandaGreavetteFineArt

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

2 комментария к записи

очень интересно)

:)