«Выяснение отношений над головой роженицы не приведет ни к чему хорошему»

Назад
О чем нужно обязательно спросить доулу и что никогда не станет делать помощница в родах
- {{rating.rating | number}} +

Профессиональные помощницы в родах развенчивают мифы о своей работе

 

Доула сопровождает женщину в родах, оказывает ей необходимую информационную и психологическую поддержку, заботится о ее покое и комфорте. Помощница работает для того, чтобы сделать радостным и спокойным путь беременной к материнству. Редактор Krokha.RU Татьяна Меньщикова пообщалась с четырьмя российскими доулами об их неординарной работе и выяснила, с какими проблемами им приходится сталкиваться.  

 

 

Собеседницы:

 

Дарья Уткина доула, психолог, консультант по грудному вскармливанию и подготовке к родам.

 

 

Екатерина Шехтман — доула, акушерка, перинатальный психолог и консультант по грудному вскармливанию.

 

 

Екатерина Коузи — доула, психолог, телесный психотерапевт, перинатальный инструктор.

 

 

Лилия Бычкова — доула, перинатальный психолог, инструктор по подготовке к родам и консультант по грудному вскармливанию.

 

 

 

Отказываются ли доулы от работы с будущей мамой и почему такое может произойти?

 

Екатерина Коузи:

— Безусловно. Причины могут быть совершенно разные, но главное, что это нормально. Более того, это полезно! Доула — помогающая профессия, и любой помогающий специалист подвержен сильному эмоциональному выгоранию. Если брать всех подряд, игнорируя свои собственные внутренние ориентиры, то выгорание придет очень быстро. И тогда качество работы специалиста ужасно падает. Доула не может себе позволить быть «профнепригодной»: она там (в родах — Прим. ред.) именно для этой женщины и для ее ребенка, и больше ни для кого, и у нее должен быть хороший ресурс для качественной поддержки.

Я знаю случаи, когда доулы не соглашались сотрудничать с женщиной из-за того, что ее муж был очень агрессивно настроен по отношению к ним, вплоть до физических угроз расправы, если что-то пойдет не так.

При этом с самой женщиной был прекрасный контакт, они хотели бы работать вместе. Знаю и ситуации, когда отказ был по причине личных предпочтений будущей мамы, которые не совпадали с личными убеждениями доулы. И это честно! Зачем доула будет себя мучить, пытаясь поддерживать то, против чего кричит ее душа? Это насилие, а насилию нет места в родах. В таком случае женщину можно направить к той доуле, у которой нет проблем с тем или иным выбором женщины.

На моем доульском обучении нам предлагали заполнить таблицу с вопросами, чтобы выявить свои внутренние ограничения, с кем мы не сможем работать: с курящей беременной, с принимающей наркотики, с однополыми парами, с теми, кто выбирает кесарево сечение без медицинских показаний, с теми, кто однозначно хочет эпидуральную анестезию или наркоз в родах. У каждой доулы, как у любого живого человека, будет свой набор таких ограничений. Нужно найти ту, с которой вы будете совпадать во взглядах.

Екатерина Шехтман:

— Хоть и редко, но бывает. Доула чувствует, что не может принять клиентку такой, как она есть. Или не может полностью принять ситуацию. Например, рожает суррогатная мама, и с этим ребенком она расстанется сразу после родов. Или рождается ребенок, у которого пороки, несовместимые с жизнью, и уже известно, что он погибнет в родах или сразу после них. Не каждая доула готова к такому.

Бывают непростые случаи. Обычно доула в такой ситуации рекомендует клиентке коллегу. В Москве, к счастью, достаточно доул, это тесный круг, где принято помогать друг другу. Надеюсь, так будет и впредь.

Дарья Уткина:

— Такое бывает, например, если доула понимает, что не готова поддержать решение женщины относительно родов или у них не совпадают взгляды на жизнь. Вот из недавних обсуждений ситуация: будущая мама била своего старшего ребенка и не видит в этом проблемы, с которой стоит работать. Здесь каждая доула решает сама, есть ли у нее ресурсы дать безоценочную поддержку этой женщине. 

 

 

О чем будущие мамы напрасно стесняются спрашивать у доул?

 

Екатерина Шехтман:

— О стоимости услуги. О том, что входит в услугу. А также о том, что происходит, если доула на роды не попала. Это российская ментальность: говорить о деньгах вроде бы неприлично. Но из-за этой недоговоренности возникают иногда проблемные ситуации.

 

СКОЛЬКО СТОИТ ДОУЛА?

  • Стоимость услуг доулы прямо зависит от нее опыта, и, соответственно, востребованности, квалификации и репутации. Цена может варьироваться от 3-5 тысяч рублей (начинающая помощница) до 45 тысяч рублей. В среднем стоимость услуги составляет 15-25 тысяч рублей. Если для пары эта сумма высока, можно обсудить с доулой индивидуальный план оплаты в рассрочку.
  • Важно понимать, что в эту сумму входят не только роды, но и дородовые консультации, интернет-поддержка с момента заключения контракта, готовность быть на связи 24/7 с 38-й по 42-ю недели беременности, а также 1-2 недели после родов. Доула в это время не может уехать из города, не притрагивается к алкоголю и спит с включенным телефоном.
  • Кроме того, из своего гонорара помощница оплачивает такси или бензин и парковку (если она перемещается на собственном авто), когда необходимо приехать на роды, и няню для собственных детей во время своего отсутствия (многие роды начинаются к ночи). У большинства доул «в пакет» входит еще и  послеродовой патронаж в роддоме или дома по желанию женщины.

 

Дарья Уткина:

— Кто приедет, если вы не сможете? Как мне познакомиться с этой «заменной» доулой? Как мы будем решать финансовые вопросы в случае непредвиденных обстоятельств? Можете ли вы порекомендовать коллег, с которыми я могла бы встретиться, чтобы определиться с выбором помощницы окончательно?

Лилия Бычкова:

— Стесняются спросить самые разные вещи. Стоимость услуг доулы. Попросить рассказать про свои жизненные ситуации. Кто-то стесняется спросить про клизму, надо ли ее делать.

Важно помнить, что неспрошенное может вылезти во время родов, так что лучше обсудить все заранее.

Екатерина Коузи:

— Думаю, о личных убеждениях, жизненной философии. Ведь мы не лечим и наши медицинские знания не могут быть показателем нашей «эффективности», как это обычно бывает при выборе врача.

Также можно спрашивать отзывы от других женщин, которых доула сопровождала. Но если их нет из-за небольшого опыта доулы, это не должно сразу отталкивать. Все когда-то начинают. Многие доулы с небольшим опытом сопровождений часто идут навстречу в финансовом плане, что дает возможность стесненным в средствах женщинам получить качественную поддержку в родах.

 

 

В чем люди чаще всего заблуждаются, обращаясь к доуле?

 

Екатерина Коузи:

— Чаще всего путаница возникает между функционалом доулы и акушерки. Приходится объяснять, разграничивать зоны ответственности и делать свою работу, не залезая в сферу ведения другого специалиста. Крайне важно, чтобы женщина, ее семья и сама доула четко понимали суть присутствия доулы до родов.

Лилия Бычкова:

— Довольно часто женщина думает: «Вот я взяла себе доулу и теперь все будет хорошо». Но необходима подготовка к родам! Никто не родит за женщину. Я могу лишь создать условия, поддержать, помочь советом. Но пройти этот путь женщине придется самой.

Еще одно заблуждение: доула принимает роды. Нет! Доула не акушерка и не имеет медицинского образования.

Дарья Уткина:

— Чаще всего мне приходится рассказывать о том, что входит в компетенцию доулы, а что — нет. Например, я не даю советы «чем лечить молочницу» или «надо ли стимулировать роды, если ПДР была вчера».

Что я могу? Дать информацию, основанную на доказательных научных исследованиях, о современных подходах к вопросу. Могу рекомендовать медицинских специалистов, у которых можно получить второе мнение. Могу помочь структурировать процесс принятия решений: что я хочу, какие есть варианты. И, конечно, могу поддержать эмоционально в случае неожиданных поворотов, снижая вероятность психологической травмы.

Екатерина Шехтман:

— Миф номер 1: доула — это такая недоакушерка (то есть делает то же, что акушерка, но стоит дешевле). На самом деле доула не имеет права ни смотреть раскрытие, ни слушать сердцебиение ребенка, ни давать медицинских рекомендаций. Если человек называет себя доулой, а в сумке лежит гомеопатия и мини-доплер, подумайте, доула ли это.

Миф номер 2: доула — это психолог, но без образования, поэтому она дешевле психолога. «Психолог без образования» звучит пугающе.

Доула, безусловно, имеет представление о психологических особенностях беременной, роженицы, молодой мамы, но именно представление. Психологическую работу она не ведет.

Психолог, напротив, не всегда умеет перестелить постель так, чтоб не побеспокоить роженицу, вовремя подать судно, убрать кровь или рвотные массы. Техники массажа, ребозо (это такой мексиканский шарф, с помощью которого можно помочь женщине расслабиться) и другие «телесные» приемы тоже обычно психологам незнакомы. А ведь роды очень телесный процесс!

Миф номер 3: доула будет контролировать действия медперсонала и давать женщине рекомендации, на что соглашаться, а на что нет. На самом деле, доула не делает ни того, ни другого. У нее нет достаточной квалификации, чтоб контролировать врача. Если же она по первой специальности сама врач, то такой контроль будет нарушением врачебной этики. Доула не дает женщине рекомендаций. Но она может проинформировать ее, например, о плюсах и минусах того или иного вмешательства. Когда женщина на основании этой информации примет решение, задача доулы — поддержать ее в этом. 

 

 

С какими трудностями чаще всего приходится сталкиваться доулам в России?

 

В медицинских учреждениях неоднозначно относятся к присутствию на родах доул. Во многом это связано с мнением (не имеющим реальных обоснований), будто они пытаются оказывать медицинские услуги и оспаривают решения специалистов клиники. Между тем в России существует Ассоциация профессиональных доул, ее члены придерживаются этического кодекса доул, где точно указаны границы их компетенции.

Екатерина Коузи:

— Неприветливое отношение профессионального медицинского сообщества к тому, что человек «со стороны», не медик, но с современными знаниями о родовспоможении, имеет доступ на их территорию.

Еще сильны советские стереотипы, по которым роддома — это закрытые учреждения, где власть полностью принадлежит персоналу, а приходящие туда женщины — ничего не понимают, нуждаются в спасении и вмешательствах по протоколу.

В Москве этого уже меньше. В некоторых других городах тоже уже есть сдвиги. Но такие установки крепко сидят и в головах у самих женщин, которые ничего не знают о собственном теле, его потребностях, не видят ни одного малыша до собственных родов, испытывают огромный страх перед самой темой родов, перед болью. Тогда они с радостью идут «сдаваться» медикам, выполнять все их предписания, соглашаются на любые вмешательства, лишь бы «все были живы-здоровы», «доктор лучше знает».

В такой ситуации доуле нужно очень тактично, поддерживая женщину, помогать ей проходить через боль, сомнения, не идя «поперек» воли врача, а, наоборот, способствуя благоприятной атмосфере в палате. Это иногда требует недюжинной выдержки и дипломатии.

Екатерина Шехтман:

— Непринятие со стороны медперсонала. Очень часто это зависит даже не от конкретного врача, а от позиции администрации. Есть в Москве роддома, где доулам всегда рады. Доула — это лишние добрые руки в перегруженном родблоке, мы работаем в хорошем контакте с медперсоналом. Там и главврач провожает нас словами «приходите к нам еще».

В то же время есть роддома, где врач прямо при доуле говорит роженице: «Не понимаю, зачем вам это, от доул один только вред!» И это самое мягкое, других цитат не привожу. Есть роддома, где нам приходится делать вид, что мы мамы, тети или сестры роженицы, потому что по закону РФ на родах могут присутствовать только близкие родственники. Но в Москве у женщины есть выбор, и при желании родов с доулой она может пойти в дружелюбный к доулам роддом. А вот в республике Хакасия, например, роддому вменяется в обязанность проверить родство роженицы и сопровождающей персоны. Там роды с доулой практически невозможны.

Так что главная трудность сейчас — это нехватка информации о профессии и, соответственно, ошибочные выводы. Печальные и для доул, и для рожениц.

 

 

Дарья Уткина:

— Пока мало кто толком понимает, кто такие доулы. И, как ко всему новому, поначалу относятся настороженно. В регионах главная проблема сейчас — это запрет на сопровождение в родах кем-либо, кроме близких родственников. Это, конечно, ущемление права женщины на поддержку в такой ответственный момент. Что, если она сирота? Что, если у нее нет желания звать в роды мужа, маму или сестру? Что, если у родственников нет желания присутствовать там?

В то время как в Москве все больше врачей на собственном опыте убеждаются в преимуществах поддержки в родах, в других городах России женщины пока лишены этой возможности. Надеюсь, что со временем мы научимся доверять друг другу, и доулы в России, как и во всем мире, будут полезны не только семьям, но и системе здравоохранения.

 

  • «Феномен доул заставляет задуматься, так как похож на возрождение «аутентичного» повитушества, через участие в родах женщин без медицинского образования, принадлежащих к разным поколениям. Это неожиданное выражение самых глубоких потребностей беременных женщин, рожениц и кормящих матерей. Интересно, что движение доул зародилось в США, в стране, где акушерки практически полностью исчезли. И теперь оно дошло до тех стран, где акушерки выжили, но их роль совершенно изменилась благодаря протоколам и нормам, связанным с индустриализацией деторождения»  (цитата из книги Мишеля Одена «Фермер и акушер»).

 

Должна ли доула соблюдать политику невмешательства, если увидит в действиях врача угрозу здоровью мамы и ребенка?

 

Лилия Бычкова:

— Возмущаться можно, но про себя. В медицинский аспект мы не влезаем. Можно дать рекомендации женщине, она сама принимает все решения.

Екатерина Шехтман:

— Внутренне доула может не соглашаться с чем угодно. Но вмешиваться в медицинское ведение родов не имеет права. Если же она, нарушив этический кодекс доул, и вмешается, то выяснение отношений над головой роженицы не приведет ни к чему хорошему. Это война, в которой нет победителей.

С другой стороны, ничто не мешает ей проинформировать клиентку о плюсах и минусах данного вмешательства. Закон о правах пациента дает клиентке право соглашаться или не соглашаться с действиями медперсонала. Я вижу большой смысл в подготовке к родам, предродовых встречах с доулами. Женщине лучше понимать возможные сценарии родов до того, как она попала в роддом.

 

 

Екатерина Коузи:

— Доула не может говорить, что и как делать кому-либо из членов родильной команды женщины. Это недопустимо. Она может говорить с роженицей, с ее партнером, у них на этот случай может быть заготовлен специальный «язык», кодовые слова, специальные вопросы. Услышав их, женщина может вспомнить и спросить акушерку или врача о том или ином действии, которое они собираются совершить. Доула способствует информированности женщины о том, что происходит с ней и ее ребенком, но не может напрямую отстаивать её права от ее имени.

Мне трудно рассуждать о ситуациях угрозы жизни или здоровью, по счастью, я не сталкивалась с ними. Я знаю, что есть некоторые врачебные действия, опасность которых научно доказана — например, прием Кристеллера, выдавливание ребенка из живота матери локтями. Но я не знаю, смогу ли я промолчать, наблюдая насилие. Думаю, это вопрос, на который каждый из нас не всегда знает ответ заранее, в обычной жизни.

Дарья Уткина:

— Доула не несет ответственности за медицинский исход родов, не ставит диагнозы и не проводит лечение.

Доула — не адвокат женщины и не судья действиям врачей. Так что она не вмешивается в процесс принятия медицинских решений.

Да, она обычно знает, какие практики родовспоможения предпочитают применять в том или ином роддоме, и может дать женщине информацию об этом на этапе подготовки к родам. Но мама сама выбирает свою команду для родов и обычно это люди, которым она доверяет.

Доула может помочь женщине уточнить у врача и акушерки важные для нее вопросы о преимуществах, побочных эффектах и альтернативах для той или иной процедуры. И одна из задач доулы — способствовать доброжелательным отношениям между участниками процесса родов.

Кроме того, даже медики по-разному видят угрозу здоровью матери и ребенка. Например, одни считают эпидуральную анальгезию по желанию женщины вредной блажью, другие уверены, что она необходима всем и как можно раньше. Или пока одни пугают женщин опасностями домашних родов, другие официально рекомендуют им этот же вариант. Задача доулы здесь: предоставить информацию, основанную на доказательных данных научных исследований, и помочь женщине найти решение, оптимальное для нее и ее настоящей ситуации.

 

 

  • Автор: Татьяна Меньщикова
  • Фото: Shutterstock, @AmandaGreavetteFineArt

Добавление комментария

Авторизуйтесь для добавления комментария

Вход

неверный пароль

неверный пароль

Запомнить меня

жмакни

Регистрация

Зарегистрируйтесь на krokha.ru, чтобы участвовать в конкурсах, писать комментарии и посты в блогах, выигрывать лоты на аукционе и многое многое другое

Зарегистрироваться

1 комментарий к записи

:)